April 19th, 2013

blue

Русская литература не учит… ничему

Учит ли литература? Можно ли на уроках литературы в школе использовать художественные произведения для демонстрации того, «что такое хорошо и что такое плохо»? К чему приводят попытки подстроить художественную литературу под идеологию? Размышляет историк литературы Людмила Сараскина.









blue

Антон Агеев: «Нас поддерживало православное сообщество»

Европейский суд по правам человека /ЕСПЧ/ признал необоснованным решение российского суда об отмене усыновления Антоном и Ларисой Агеевыми двух сирот. Помните эту историю? В 2009 году в одну из московских больниц был доставлен мальчик с ожогами. Родителей обвинили в жестоком обращении с ребенком. И не просто ребенком, а сиротой. Истерия в СМИ. В социальных сетях изрыгают проклятия и выдумывают злые казни извергам…

Антон Агеев рассказал порталу «Православие и мир» как он и жена выживали, кто и чем их поддерживал.. Борьба еще не окончена. Выиграна очередная, хотя и очень важная битва.





blue

Православные правозащитники?

У верующего человека нет никаких прав, есть только обязанности — не раз доводилось мне слышать такое. Ну, перед Богом, конечно, так: если что и получаем, только по Его милости, а не по своим заслугам и уж совершенно точно не потому, что «нам положено» — хотя, если вдруг перестаем получать, обычно очень сильно возмущаемся. Вся книга Иова про это написана.

А перед другими людьми? Перед государством? Можно ли переносить на них тот же принцип, они ведь поражены грехом, как мы сами? Защита прав человека — противна православию или безразлична? Или, напротив, свойственна?




blue

Мат как национальный язык?

Я не знаю, куда в последнее время деться от мата. Единственное место — свой дом. Но стоит выйти за его пределы — он на тебя обрушивается, сваливается, заставляет обращать на себя внимание, как ты ни прячься в свои мысли, в книгу и так далее. От его обилия становится физически плохо, и весь день ходишь с ощущением легкой тошноты



blue

Елена Альшанская: Деление семей на плохие и хорошие – поверхностный подход

В своей статье Борис Клин предлагает установить жесткие критерии «правильной» семьи, и если семья им не соответствует, отбирать ребенка. «Нужно, наконец, принять и минимальные стандарты потребления для детей, чтобы покончить раз и навсегда со спором «о трех апельсинах»… Будут там три апельсина – изволь обеспечить, а нет, так и суда о лишении родительских прав нет. Это же касается одежды и всего остального», — пишет он.

Отвечает Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»






blue

Для Виктора Марковича Живова ценность человека не в том, какое место он занимает, а как он думает и

Внутренне Виктор Маркович был очень демократичен. С ним можно было спорить, не соглашаться. Только вот спорить было сложно, потому что он прочитал все книжки, которые только есть на свете, и ты рисковал в этом споре проиграть